$ 71,1875€ 81,36
+0,278%+0,457%
Услуги
Сервисы
Контакты
События Теханализ Котировки

Cценарии и прогнозы

Каким будет мир после коронавируса?

14.05.2020 17:26, KPMG (аналитики)

Сегодня многие говорят, что текущий многомерный кризис станет драйвером существенных изменений - в обществе, в экономике, в подходах к управлению. Но какими именно будут эти изменения? KPMG спросили ведущих экономистов и предпринимателей, каким они видят посткоронавирусный мир, и попросили описать тот вектор трансформации, который им кажется наиболее вероятным.

Сергей ГуриевСергей Гуриев, профессор экономики института Sciences Po, Париж:

"Поскольку люди будут меньше летать и меньше ездить, цены на нефть не вернутся на докризиcные уровни"

- Я бы назвал три ключевых направления изменений. Первое - это резкое сокращение путешествий и особенно бизнес-командировок. Многие компании за время пандемии опробуют модели работы через видеоконференции, работы в удаленном режиме и поймут, что это работает ничуть не хуже, чем командировки, конференции, семинары и выставки. Это очень плохая новость для России: поскольку люди будут меньше летать и меньше ездить, снизится потребность в топливе, цены на нефть не вернутся на докризиcные уровни.

Второе последствие - это отношение к риску. Компании будут закладывать в свои стратегии риск того, что такая пандемия может повториться, поэтому они будут иметь дополнительные запасы комплектующих на случай закрытия границ, они будут думать, как переориентировать свои цепочки добавленной стоимости на случай пандемии и карантина, они будут создавать подушку безопасности в смысле ликвидности. И это, конечно, приведет к некоторому замедлению экономического роста, к снижению аппетита к риску.

КоронаКризис 2020: Хроника событий, мнения экспертов, уроки прошлых кризисов.

В-третьих - хотя это и контринтуитивно (так как снижение транспортных расходов приведет к снижению цен на нефть), - в мире будет больше понимания того, что к природе нужно относиться с уважением, и больше желания бороться с глобальным потеплением. У "зеленого" движения, у экологического движения будет больше аргументов. Они будут говорить: "Смотрите, из-за неуважительного отношения к природе мы получили целую пандемию, понесли серьезные экономические потери. Изменение климата будет приводить к такого рода пандемиям все чаще и чаще, так как оно выводит биосферу из состояния равновесия". Поэтому "зеленые" партии получат значительную дополнительную поддержку.

Каким будет мир после коронавируса?Что касается секторов экономики, то я не вижу полного закрытия целых секторов или появления секторов, которые не существовали раньше. Но действительно, некоторые сектора будут расти быстрее, а другие работать медленнее. Пострадают сектора, связанные с перевозками, транспортом, авиакомпании, грузовые перевозки. Кроме того, это ударит по туризму и отелям. С другой стороны, все, что связано с работой в удаленном режиме, с работой онлайн, с обучением онлайн, проведением видеоконференций - все эти сервисы получат дополнительный толчок к развитию.

Еще один сектор, который выиграет, -  это здравоохранение, как государственное, так и частное. У людей будет больше понимания того, что здравоохранение имеет значение, что хорошая подготовка может помочь справиться со следующе пандемией. В целом и здравоохранение, и оказание услуг здравоохранения в режиме онлайн - это тот бизнес, который будет развиваться быстрее.

Весной 2020 года большинство университетов по всему миру перешли на онлайн-обучение, и вполне возможно, что многие эти университеты продолжат преподавать онлайн целиком или частично и осенью 2020 года. В этом смысле этот сектор резко изменится. В образовании ключевую роль играли и играют кампусы, но с развитием онлайн-образования выяснится, что многие вещи можно делать без того, чтобы сажать сотни студентов в аудитории. Преподаватели будут все больше и больше работать онлайн, и мы ожидаем, что действительно в будущем онлайн-образование наконец-то получит импульс к развитию. Про массовые онлайн-курсы говорили еще 10 лет назад, но именно сейчас массовое онлайн-обучение стало реальностью.

Конечно, хорошо, что мы не будем лишний раз ездить на работу, потому что это плохо для планеты и напрасная трата времени. С другой стороны, онлайн-общение пока не достигло того качества, которое может полностью заменить общение лицом к лицу. Я надеюсь, что этот кризис приведет к изменению технологий, которые позволят повысить качество онлайн-общения до уровня, сопоставимого с личным общением.

Оливер Хьюз Оливер Хьюз, председатель правления, член совета директоров "Тинькофф":

"То, что доказало свою жизнеспособность в онлайне, теперь будет прекрасно работать в онлайне"

- Мы даже сейчас не знаем, каким на самом деле будет кризис, к каким именно последствиям он приведет на горизонте нескольких лет. Очевидно, что парадигма современной жизни может круто измениться.

В этом локдауне мы увидели, что благодаря развитию технологий люди практически по всему миру смогли физически находиться в изоляции очень долго, в течение многих недель. Представить такое 10 лет назад было абсолютно невозможно. Люди прожили все это время в онлайне, и сейчас можно прогнозировать, что прежний формат жизни не вернется окончательно. То, что доказало свою жизнеспособность в онлайне, теперь будет прекрасно работать в онлайне. Все, что могло перейти в диджитал, туда перейдет.

Совещания в Zoom вместо командировок, доставка еды вместо супермаркетов и ресторанов, банк в смартфоне вместо отделений. Даже тусовки с друзьями и корпоративы с коллегами - по видеосвязи. Это уже не просто так - в теории, это реальность, это необходимость. Даже в нашей финансовой сфере мы увидели, что отделения оказались балластом, и банкам срочно пришлось форсировать внедрение цифровых каналов. Сергей Хотимский из Совкомбанка пошутил недавно, что среди банкиров сейчас популярно обсуждение того, что всем им из-за карантина пришлось на месяц стать "Тинькофф-банком".

Каким будет мир после коронавируса?Клиенту "Тинькофф" уже давно сложно представить, как что-то нельзя сделать онлайн и ему зачем-то нужно будет тратить время, чтобы пойти в отделение банка или страховой компании. 

Число цифровых потребителей будет стремительно расти. Благодаря этому кризису целый пласт клиентов, которые по старой памяти ходили в офлайновые отделения за финансовыми сервисами, теперь начали пробовать онлайн. Это начало нового долгосрочного тренда.

Никаких апокалиптических сценариев я не строю. Есть более пострадавшие отрасли, и есть менее задетые коронавирусом, но, поскольку основа экономического мира - это потребление, бизнес должен подстраиваться под новые привычки. Или формировать их, как в свое время это сделали мы, когда построили полностью онлайн-банк. Очевидно, что торговля еще больше перейдет в интернет: самоизоляция всем показала, что покупки удобно делать онлайн. Такой же бум, вероятно, произойдет с видеосервисами: люди станут потреблять больше видеоконтента в онлайн-кинотеатрах, чем ходить по старинке в кино. В банкинге мы ожидаем похожую смену парадигмы: текущий кризис ускорит рост популярности цифровой модели потребления банковских услуг.

Причем если раньше покупки в интернете, доставка еды, киносервисы, диджитал-банкинг или телемедицина были больше востребованы у молодых и прогрессивных жителей мегаполисов, то теперь эта парадигма потребления распространится на гораздо более широкий круг людей.

В этой же парадигме усилится роль экосистем и их супераппов (многофункциональных приложений для смартфона). Через несколько лет в России будет 3-4 суперприложения от нескольких крупнейших финансовых и технологических экосистем, которые замкнут в себе основные цифровые потребности россиян. Но у банков здесь будет более выигрышная позиция. Мы свой суперапп уже запустили, адаптировали к реалиям коронавируса и смотрим, как развивать его дальше.

"Тинькофф" всегда был дизраптором, и мы надеемся выйти из этого кризиса, как из всех предыдущих, еще более сильными, потому что наша бизнес-модель хорошо легла на новую парадигму потребительского поведения. Мы доставляем карты и сим-карты представителями на дом, нам нет нужды запирать сотрудников в отделениях, чтобы они поддерживали жизнеспособность компании. Мы растем. Через год мы не изменимся кардинально как организация, поскольку мы подошли к кризису во всеоружии - в отличие от многих мы находимся в прекрасной форме. Наш домашний колл-центр - крупнейший в Европе - всегда работал в облаке. Мы даже сейчас выделили наших операторов для работы на правительственных линиях.

Хотя я всегда был сторонником офисной работы, по крайней мере в отношении нашей штаб-квартиры, но уже очевидно, что мы будем еще больше менять наше отношение к удаленной работе и часть офисных функций все-таки оставим в облаке. Мы уже пересматриваем то, как мы работаем, и я не удивлюсь, если мы перейдем на еще более гибкий режим работы (микс офиса и удаленки) после коронакризиса.

Что касается моих личных ощущений, я буду сильно скучать по путешествиям. Мне совершенно не интересен luxury-отдых, и, кстати, сектор люкса точно надолго пострадает в результате текущей ситуации. Мне нравятся походы с палаткой в горы или джунгли. Эти возможности, к сожалению, закрыты на какое-то время, может быть даже на годы, посмотрим. 

Но, с другой стороны, несмотря на просто убийственный режим работы в последние два месяца, в карантине я намного больше общаюсь с семьей. У меня четверо детей, и вместе с моей женой - это мое всё! И я, конечно, не летаю теперь в бесконечные командировки. Так что это большое счастье. И, как ни странно, я учусь общаться с друзьями дистанционно ("пивной Zoom"). Могу сказать, что карантинный опыт меня заставил задуматься о некоторых вещах и в какой-то мере стал открытием для меня.

Олег ГощанскийОлег Гощанский, председатель правления и управлящий партнер КПМГ в России и СНГ:

"Текущая ситуация принесет нам новые модели организации труда"

- Я думаю, что одно из ощутимых последствий локдауна для России - это, конечно, прекращение в моменте и сокращение в перспективе количества перелетов и путешествий, что не может не отразиться на стоимости нефти. Существенные изменения ждут сферы, связанные с предоставлением услуг, но тут речь идет, скорее, о их переформатировании.

За последние пару месяцев мы все на себе протестировали практически полную цифровизацию потребительского опыта, и этот эксперимент оказался успешным. Ко многим уже пришло осознание, что ходить по магазинам просто незачем, поэтому классический ритейл точно ждут перемены: еще большие инвестиции в мобильные приложения и онлайн-магазины, тренд на постепенное сокращение формата гипермаркетов, эволюция магазинов у дома в небольшие распределительные центры, откуда можно забрать свой заказ в удобное время, не контактируя с продавцом или курьером. Также изменения коснутся логистического бизнеса: нужно будет перегруппироваться с поставок крупным клиентам на поставки большому количеству розничных клиентов.

Пандемия пройдет, а привычка потреблять контент в домашних условиях останется. Это отразится на численности посетителей музеев, концертных залов, кинотеатров, фитнес-клубов.

Каким будет мир после коронавируса?Людям станет удобнее посмотреть, например, выставку какого-то художника онлайн: без очереди на вход, толпы в залах, рисков инфицирования и с индивидуальной экскурсией. Технически все это было возможно и раньше, но нужен был импульс для изменения паттерна потребления, и он случился.

Большой бум будет в медицине и всем, что касается инфраструктуры здравоохранения: люди будут внимательнее относиться к своему здоровью, спрос и инвестиции в медицинские услуги и разработки будет расти. Особенная ситуация с образованием: с одной стороны, преподавание в онлайне - объективный тренд, но воспитание и становление молодых людей все-таки требует персонального контакта, личного влияния, наставничества, которое не всегда можно заменить цифровым форматом.

Уверен, что текущая ситуация принесет нам также новые модели организации труда. На наших глазах распространяется операционная модель с развитой ИТ-инфраструктурой, значимой долей удаленного персонала и меньшим количеством необходимых офисных площадей. Это очевидно ожидает и наш консалтинговый бизнес. Мы работаем удаленно уже 2 месяца, и в общем-то для нас и наших клиентов с точки зрения бесперебойности процессов ничего не поменялось (хотя личного общения, конечно, не хватает). Однако далеко не все могут позволить себе столь комфортный переход: и не только из-за, собственно, офлайновой природы бизнеса, но и потому, что удаленная работа подразумевает существенные инвестиции в ИТ и информационную безопасность. У нас они уже были сделаны, поскольку мы постоянно имеем дело с конфиденциальной информацией и много работаем в офисах наших клиентов. Но многие компании не могут себе в моменте позволить таких инвестиций, а у некоторых госкомпаний внутренние процедуры просто не позволяют ключевым подразделениям работать удаленно.

Тем не менее, значимая часть людей в больших городах все-таки начнет работать по более гибкому графику, без необходимости ежедневного посещения офиса. Это усилит тренд на регионализацию и формирование дистанционных команд, а в краткосрочной перспективе еще и обострит тему социального неравенства между теми, кто может оставаться дома и продолжать зарабатывать деньги, соблюдая эпидемиологические ограничения, и теми, кто этого делать не может.

Не привязанные к офисам люди будут больше "вить" свои гнезда на природе, в комфортных поселках за пределами города. Вместе с льготными условиями по ипотеке этот тренд поддержит спрос на качественную и просторную жилую недвижимость, поэтому стройка и все от нее производные индустрии не должны ощутить существенного проседания.

Если говорить про общественное устройство и государственное управление, думаю, многие государства поначалу будут склоняться к протекционизму, но в достаточно короткой перспективе мир вернется к еще большей глобализации: и с точки зрения борьбы с вирусом, и с точки зрения экономики. Любая умышленная локализация рынка - это ограничение конкуренции, а это нежизнеспособный сценарий, которые многие страны уже не раз проходили. Будет широкая дискуссия по поводу роли государства: что лучше демократия или жесткая рука? Но здесь больших перемен я не ожидаю, каждое государство будет продолжать развиваться в соответствии со своим генетическим кодом, который меняется долго. Испытанию подвергнется ряд крупнейших политических проектов, в первую очередь - ЕС. Помогут более богатые страны менее богатым? Останется ли ощущение общности, если каждый борется с бедой один на один? На эти и многие другие вопросы нужно будет ответить европейцам. Тема борьбы с эпидемиями станет лейтмотивом во многих предвыборных компаниях, например, в США.

На индивидуальном уровне нас ожидает еще больший уход "в себя", в социальные сети. История с пандемией даст еще более мощный импульс индивидуализации человека, станет новым толчком к "коллективному одиночеству". Наши деды социализировались гораздо больше, чем наши отцы, наши отцы больше, чем мы, мы в молодости больше, чем сегодня наши дети. Этот тренд неизбежен, к сожалению. Из позитивного: в последние годы многие жаловались, что приходится терять время в дороге или пробках - сегодня у нас, очевидно, появилась возможность более гибко распоряжаться собственным временем - главным и наиболее дефицитным человеческим ресурсом.

Алексей РепикАлексей Репик, председатель совета директоров Группы компаний "Р-фарм", председатель общероссийской общественной организации "Деловая Россия":

"Тренд этого кризиса - бесконтактность всего"

- Если посмотреть на прогнозы больших консалтинговых компаний, у всех похожие модели: сначала падение, а потом с разной степенью интенсивности - рост и восстановление. Наиболее вероятна та модель, которая основана на подходах, предполагающих резкие краткосрочные циклы. После выхода из нынешнего кризиса мы практически неизбежно столкнемся со второй волной - как эпидемии, так и кризиса. Поэтому все компании, которые постараются жить так же, как они жили до коронавируса, погибнут, когда начнется вторая волна.

Мир сильно меняется и никого из нас не оставит таким, как прежде ни с точки зрения бизнеса, ни с точки зрения человека. Любой масштабный кризис приводит к изменению человеческого поведения. Например, после теракта 11 сентября 2001 года возникли новые требования к транспортной безопасности. После Второй мировой войны мы столкнулись с масштабной эмансипацией женщин, и структура мировой рабочей силы драматически изменилась. Тренд этого кризиса один - бесконтактность всего. Мы будем уходить в цифру, и это несет новые большие риски, потому что рост темпа ухода в цифру опережает усиление безопасности в этой сфере. Поэтому вслед за коронавирусом придут вирусы цифровые.

Что касается бизнеса, выживут самые сильные и технологичные компании, в которых еще до кризиса было больше автоматизированных и онлайн-процессов, те компании, где наиболее высокая производительность труда. Такому бизнесу нужно меньше людей, и это большой вызов - мы уже видим возросшую безработицу: Россия находится только в начале пути, а в США - это более 22 млн человек. Это пугающий тренд, особенно учитывая, что опустить эту безработицу на прежний уровень будет невозможно. Зачем Amazon люди, если те же самые роботы работают 24/7 и не приносят Сovid-19 на рабочие места?

Поскольку устойчивая безработица в мире становится новой реальностью, возникает очевидный спрос на такую модель государства, которая акцентируется на максимальной социальной поддержке населения, вероятно, в формате минимального гарантированного дохода.

С безработицей важно поступить так же, как и с коронавирусом, - отложить пик. Эффективный способ в такой ситуации - строительство инфраструктуры, развитие больших проектов, которые поддерживают спрос. Именно так делал Рузвельт для выхода из Великой депрессии. Какая нужна инфраструктура? Строить аэропорты и транспортные решения, наверное, бессмысленно, пока мы не поймем, какой у нас будет вторая волна пандемии. Я бы сосредоточился на инфраструктуре здравоохранения. Именно она будет востребована в ближайшие 5-7 лет. Это возможная точка неудовлетворенного спроса, которая есть сейчас.

Занятость населения на инфраструктурных проектах даст нам больше времени на подготовку и проработку решений без социальных потрясений. Безработных можно будет переучить, перепрофилировать для нового ремесленничества, нового спроса на кастомизированные продукты. Это, в свою очередь, даст толчок развитию малого бизнеса, который, без сомнений, ждет ренессанс в новом посткоронавирусном мире. Более того, новые бесконтактные цифровые технологии сделают для этих маленьких компаний доступ на рынок практически безбарьерным.

Кризис показывает, что консервативная повестка почти полностью победила либеральную. Импортозамещение, с которым все спорили, включая меня, кстати, полностью сработало. Полный цикл производства положил на лопатки кооперацию: те компании, у которых есть всё и ничего не делается на аутсорсинге, оказались в более защищенном положении.

Игорь ШехтерманИгорь Шехтерман, главный исполнительный директор X5 Retail Group:

"Низкий риск инфицирования при посещении магазина или доставке - новый драйвер лояльности покупателей"

- Я убежден, что ситуация с коронавирусом изменит индустрию продуктового ритейла. Это создает для нас как серьезные вызовы, которым нам необходимо соответствовать, так и новые возможности. Покупка продуктов через дистанционные каналы превращается в мейнстрим. Все существующие на рынке сервисы доставки переживают массированный приток новых клиентов и взрывной рост заказов. Большинство клиентов продолжит пользоваться онлайн-сервисами и после снятия ограничений.

Безопасность становится ключевым элементом клиентского опыта. Низкий риск инфицирования при посещении магазина или контакте с курьером доставки - новый драйвер лояльности покупателей, который сохранится и после окончания активной фазы эпидемии. Безопасность сотрудников и покупателей - наш главный приоритет. Мы понимаем, что она должна стать частью CVP (customer value proposition) всех наших торговых сетей, что повысит лояльность наших клиентов. В наших магазинах уже установлено более 1400 касс самообслуживания, а к концу 2020 года их количество достигнет 12 000 - это увеличит привлекательность магазина с точки зрения безопасности для покупателей.

Несмотря на некоторое замедление темпов роста самого рынка, эффективные игроки будут расти за счет перераспределения внутри рынка. В первую очередь это относится к федеральным ритейлерам. Наибольший рост будут показывать магазины у дома, объем рынка которых, по нашим прогнозам, вырастет еще на 2,7 трлн рублей. Консолидация торговых сетей продолжится, в соответствии с прогнозом, к 2025 году доля топ-5 сетей будет составлять около половины розничного рынка. Прежде всего, будет уходить традиционная розница и снижаться доля менее эффективных региональных сетей.

Мы понимаем, что покупательская способность населения может снижаться. Рецессия открывает новые возможности по выстраиванию долгосрочных отношений с поставщиками и более быстрому развитию собственных торговых марок (СТМ). Мы уже ведем переговоры с поставщиками, чтобы активнее увеличивать доли СТМ в наших ключевых форматах. Вместе с этим ситуация в экономике может способствовать привлечению сильных команд и талантов из других отраслей в текущий бизнес, в цифровые бизнесы и новые направления.

Сегодня еще актуальнее становится все, что связано с развитием омниканальности и цифровизацией, и этот тренд сохранится. Именно благодаря проектам по цифровой трансформации, которые мы сделали в прошлом году, нам удалось фактически за две недели перевести на удаленную работу 97% всех офисных сотрудников в Москве. Я уверен, что этот "пилот" по работе на удаленке, который сейчас проходит во всем мире, коренным образом изменит модель управления бизнесом. Для людей это станет привычным. И уже сегодня мы анализируем, какое количество людей может остаться работать на удаленке, что также позволит после кризиса оптимизировать использование офисного пространства.

Евгений НадоршинЕвгений Надоршин, главный экономист ПФ "Капитал":

"Кризис 2020 года стал моментом настоящего старта 4-й промышленной революции", - вот как, возможно, мы будем говорить в 2025 году"

- Я не думаю, что что-то резко изменится на горизонте 3-5 лет: вот мы проснулись, а вокруг вкалывают роботы, а мы все отдыхаем на безусловном доходе от государства. Нет, текущий кризис, скорее всего, просто ускорит те процессы, которые уже есть, уже так или иначе идут. Просто, например, на удаленную работу перейдет к 2025 году больше людей, чем перешло бы при консервативном сценарии развития.

Ускорятся процессы автоматизации производств, так называемая 4-я промышленная революция. Вот в этом направлении станет гораздо больше дела по отношению к словам. Сейчас для автоматизации нет готовых решений, всё, как правило, делается на заказ, и к компаниям, способным такой заказ выполнить, на Западе уже сейчас выстроились очереди из клиентов. "Кризис 2020 года стал моментом настоящего старта 4-й промышленной революции", - вот как, возможно, мы будем говорить в 2025 году.

Это не будет означать полную отмену ручного труда, потому что того же робота должен кто-то чинить, и я полагаю, что люди, которые будут работать на производстве или спускаться в шахту, останутся и в 2040 году, просто их станет меньше. А тем, кто не останется, предложат пере- или доквалификацию для выполнения иной работы, потому что во многих сферах будет не хватать квалифицированных специалистов - всем найдется дело.

Вообще, что сделает роботизация - она не отменит разом ни одну профессию целиком, она устранит из каждой профессии какие-то рутинные стандартные операции, а время людей освободится для более творческой работы, решения менее стандартных задач. Это даст шанс многим странам, в том числе и России, повысить производительность труда. У нас производительность труда с 2008 года практически топчется на месте - средний прирост менее 1% в год. Если мы все сделаем правильно, получим рост на десятки процентов.

Фундаментально поменяется роль руководителя. Сейчас, к сожалению, многие руководители, особенно в России, действуют как надсмотрщики - ставят задачи, контролируют, вызывают подчиненных на ковер. А если человек за 100 километров от тебя работает? По скайпу на него не накричишь. То есть можно попробовать, конечно, но он просто звук выключит, и все. Кроме того, удаленная работа означает перевод в цифру рабочих задач и места, а значит, контроль можно сделать автоматическим и более объективным. Это приведет к тому, что руководитель потеряет часть персональной власти, и, например, ему станет сложнее продвигать того, с кем у него приятельские отношения, лицо нравится, кто льстит умело и так далее. Полагаю, постепенно и довольно болезненно у нас будет меняться управленческое звено - должны прийти люди, которые умеют организовать совместную работу, побуждать к новым идеям, вдохновлять и вести за собой команду.

Автоматизация приведет к тому, что фабрики перестанут ставить там, где есть дешевая рабочая сила, что, кстати, может создать серьезные проблемы для Китая, Вьетнама и ряда других стран. Значение будут иметь прежде всего стоимость капитала, инфраструктура, размер спроса и близость к потребителю, безопасность и другие условия, а зарплата роботам не нужна.

Рост количества удаленных работников приведет к снижению потребления офисной бумаги. Зато пышным цветом расцветет производство компьютерного железа и особенно софта для схожих задач. Безопасность также выйдет на первый план. Если ваш сотрудник работает с секретными документами дома - это уязвимость. Как сделать, чтобы его компьютер и связь не смогли взломать? Он же не специалист по кибербезопасности. Возможно, нужно вернуться к неким хардверным решениям, например, чипам шифрования, установленным прямо на материнскую плату компьютера.

Я думаю, появятся кухонные роботы, которые будут готовить еду. Часть проблем с питанием на дому решается с помощью доставки, но далеко не всех устраивает время и качество доставляемой еды. Человекообразный кухонный робот сможет взять продукты из холодильника и что-то приготовить по вашему заказу. Я уже видел такие аппараты в Корее - их создатели считают, что они скоро появятся на полке по цене около $20 000. Да, это дорого, как любая новая технология поначалу. За несколько лет цена упадет до $1500-2000, и продукт станет по-настоящему массовым.

Радикально изменится индустрия моды. Нынешние люксовые бренды будут терять свое значение - кому их показывать, сидя дома? Зато человек сможет с помощью сканера снять все параметры своего тела, получить онлайн-совет модельера (возможно, чат-бота модельера), посмотреть, как заказ будет выглядеть, и получить, например, через неделю абсолютно идеальный костюм, сшитый по своей фигуре из подходящей ткани.

Если говорить о минусах, то мне кажется, что после пандемии на какое-то время мир станет гораздо менее либеральным местом. Сейчас правительства вкладывают колоссальные средства в поддержку своего бизнеса и своей экономики, и они, конечно, не захотят, чтобы эти средства утекли за рубеж. Возможно частичное закрытие границ, введение новых ограничений на импортные товары и услуги. Многие правительства вдруг осознали, что какие-то ключевые производства необходимо иметь у себя в стране, а чтобы они были хоть как-то рентабельны, придется ограничить конкуренцию на внутреннем рынке. В общем ожидаю усиление национализма, а мы ведь помним, к каким потрясениям это привело в XX веке.

© 2006-2020 Finam.ru

Рейтинг@Mail.ru